• lerua merlen tovary

Торшеры и баобабы

Торшер всегда был аристократом.

Всегда, то есть задолго до появления электрической игрушки, известной в России как «лампочка Ильича», люди тянулись к свету. После двух­ — трёхтысячелетнего опыта общения с огнём они научились жонглировать горящими угольками и затеяли затя­нувшуюся по сей день игру с формами и возможностями осветительных приборов. Миллионы светильников, накопленные человечеством за свою историю, делятся на четыре класса: потолочные, настенные, настольные и напольные. Последнему французы дали имя ТОРШЕР—производное от французского «torche» (факел). В сло­варе иностранных слов ТОРШЕР опре­деляется как — высокая, стоящая на полу подставка для осветительных приборов. Всего-то навсего.

Торшер и баобабы

osveshhenie v lerua merlenВся прелесть в том что при желании мы могли бы обойтись без него, ведь ТОРШЕР — не такая обязательная в интерьере вещь как скажем стул,  шкаф, или потолочный и настенный светильники.

Если разобраться  ТОРШЕР — вещь откровенно бесполезная и неудобная. Переставляя его по комнате во время генеральной уборки, приятно помечтать, как на этом месте смотрелась бы лохматая пальма в лакирован­ной кадке пли столик дли телефона..

Ведь даже если ТОРШЕР очень хорош и красив, работать он будет только в тёмное время суток. Вечерами. Зачем же ему целыми днями красоваться посреди столовой, спальни пли гостиной? По отношению к другим предметам интерьера ТОРШЕР ведет себя вызывающе: играя почти декоративную роль, не терпит рядом с собой никого. Он не имеет привычки, как иные светильники, свешиваться со стены или потолка, или ёрзать по столу как настольная лампа -он вроде баобаба, который, вжимаясь в землю, изгоняет всё живое вокруг себя в радиусе нескольких метров.

Удивительно, как торшер еще жив.

Осветительный прибор с таким удручающим набором сомнительных качеств уже к середине XX века просто обязан был оказаться в музее где-то неподалёку от египетских колонн из песчаника, увенчанных чашами с горящим маслом, и полутораметровых канделябров из этрусских гробниц. Впрочем, он бы и здесь очертил невидимый круг байроновского одиночества, чтобы экскурсоводы, представляя его публике, повторяли хорошо поставленным голосом: «Вот видите, этот осветитель­ный прибор должен стоять в свободном пространстве. В тесных, загромож­дённых мебелью помещениях он ни к чему. Среди светильников торшер всегда был аристократом.

Но ошибка думать, что время арис­тократов прошло. Оказалось, что вещь без цели и практического смысла—необязательная, но очаровательная—гораздо привлекательнее для художника, чем банальная вешалка или карниз. Расставшись с рюшами, бахромой и абажуром, современный ТОРШЕР утратил представительность, но обрёл лёгкость и притягательную силу для тех, кто его придумывает и тех. кто его покупает.

Так же читатели рекомендуют следующие статьи!

see

В закладки: постоянная ссылка.

Комментарии недоступны

  • 14